Приветствую Вас Гость!
Вторник, 12.12.2017, 07:15
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Друзья сайта

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Вход на сайт

Поиск

Случайное фото


Каталог статей

Главная » Статьи » политика

Язык мой - враг мой?


На заре Атмоды латыши, русские и все, кому была дорога независимость государства, взявшись за руки, стояли вместе на границе символизируя этим, что в маленьком государстве легче навести порядок. Были в то время обещания, что все жители Латвии получат гражданство без сдачи экзаменов на знания государственного языка и без всякой натурализации. Тогда об этом никто даже и не заикался. Народный фронт Латвии не стал той партией, которая могла бы занять достойное место в Сейме. Политика правящей коалиции привела к тому, что латвийское государство раскололось на двухобщинное общество, и каждое из них живет по своим правилам.

Старинный русский город Динабург, он же Двинск, а позже на латышский лад Даугавпилс так и не стал латышским, что вызывает беспокойство некоторых политиков из Риги. Когда же рижские политики приезжают в Даугавпилс перед выборами, то повторяют избитые истины еврокомиссаров, и готовы хоть завтра всем дать гражданство и отменить все запреты. После их отъезда и очередных выборов ничего к лучшему не меняется, хотя Латвия пять лет тому назад вступила в Евросоюз. Многие политики от оппозиции 20 лет пытаются сдвинуть воз проблем с гражданством и государственным языком.

К примеру, Борис Цилевич считает: «В практическом плане я считаю очень эффективной модель, которая предложена Европейской рамочной конвенцией. Если, например, в Даугавпилсе существует достаточно большое количество людей, налогоплательщиков, которым удобно общаться с местной властью на русском, польском или латгальском языках, государство должно это обеспечить» (Кстати, Рига до сих пор не признает, что существует латгальский язык).

Что мешает тем же русскоязычным изучить латышский язык и пройти натурализацию с принятием клятвы, видимо на лояльность государству? Многие считают это унизительной процедурой только потому, что каждый негражданин платит налоги государству, а по закону отвечает, как и любой гражданин Латвии. Так почему же так тяготит учеба из-под палки государственного языка и процедура натурализации?

Как ни странно, но ответы на эти вопросы можно получить в отклике Гарри Гайлита, театрального и литературного критика на статью одного известного публициста Павла Тюрина, где он пишет: «… Когда русский человек говорит на родном языке, мир, кажется ярче и светлее. Русский язык сильнее «заряжен» добротой и другими теплыми чувствами. И тут, это касается интеграции не только языковой - надо всегда помнить важную вещь: «Невозможно, да и незачем интегрироваться «назад», в культуру и язык, которые бедней». Этому всегда будет сопутствовать психологическая деградация. Человеческая натура так устроена, что выставляет заслон против этого.

Латыши с легкостью овладевают русским (и в разговоре переходят на русский) именно потому, что для них это всегда шаг вперед. Они это чувствуют инстинктивно. Потому, собственно, и язык русский знают вполне прилично». Далее Гарри Гайлит отмечает ряд особенностей: «Но самое главное, пожалуй, в другом. Я никогда не испытываю такой потребности говорить по-латышски, какую чувствую в отношении к русскому языку.

Тут есть, по-моему, одна маленькая тайна. Дело в том, что русский человек в известном смысле - миссионер. Он подсознательно стремится приобщить своего собеседника, - не важно, русский тот или латыш, - к тому, что определяется категориями высшего порядка. А латышский язык, он ведь просто беднее русского. Намного хуже то, что он скуден на отвлеченные мировоззренческие понятия и потому является в основном лишь средством общения. Кстати, стоит заметить, «учить» латышский язык предлагают русским тоже именно в этом качестве».

Гарри Гайлит прав, что каждый русский поступает как миссионер, подчас этого не замечая. Приведу пример того, что мы два русских человека вели диалог в вагоне поезда и мой собеседник, коренной житель Орловской области, сразу заметил, что я русский из Прибалтики, а выдал меня, по его мнению «диалект», ибо в Орловской области он иной, а в Твери или Подмосковье имеет свои оттенки.

Мы с собеседником вдоволь позабавились над уральским диалектом, где можно услышать от стариков и такое: «А корова-то, чай, пила?». Приставка «чай» к месту или не к месту может заставить улыбнуться любого человека необъятной России. Расставаясь со мной, мой собеседник отметил, что у прибалтийских русских язык более литературный. И это так, ибо где нам знать все диалекты, если в Орловской области в разговоре больше давят на букву «г», а волжане употребляют букву «о» очень мягко и певуче.

Бизнес диктует свои правила

Пять или семь лет назад в центральной латышской прессе появились тревожные статьи, что российский бизнес прихватил почти все отрасли экономики Латвии. И если на латвийском рынке появляется французская или чешская фирма, то следует ожидать, что там торчат уши русских. Вот такие они коварные русские люди, которые не дают развиваться латышскому бизнесу, - сетовали некоторые латышские газеты. Авторы подобных статей начисто забыли, что бизнес интернационален.

А вот способная латышская молодежь на себе испытала удар того, что не знает русского языка. Не каждый молодой человек, оканчивающий банковскую школу, может найти место в рижских банках, а причина в том, что они не знают русского языка. Поэтому многие из них нанимают репетиторов, которые помогают изучать им русский язык.

Почему не любят учить чужие языки англичане? Почему даже мексиканцы и аргентинцы не делают этого, перебравшись жить в США? Ленивы по этой части и сами американцы, и французы… Потому, что все они остро чувствуют свою самодостаточность, как и русские. Чужой язык им мало что дает. Но стоит лишь смениться экономическому ветру перемен, как они в погоне за прибылями готовы выучить любой иностранный язык.

Россия совершила настоящий прорыв в мировой экономике, а ведущие нефтяные, газовые и другие компании вошли в список надежных партнеров в бизнесе. В Германии, Китае, Испании, Италии и других странах спешно стали изучать русский язык. Он востребован, а потому учителя русского языка и литературы, даже из Даугавпилса, могут стать конкурентоспособными специалистами в самой Латвии и на Западе, если в свою очередь выучат английский, немецкий, итальянский…

Преимущества «русского могучего» оценили по достоинству та часть молодежи, которая выехала на заработки в Англию, Ирландию, Шотландию и другие страны ЕС. Сейчас русский язык в ЕС будет востребован в полном объеме, но молодежь усердно изучает и английский, ибо знание двух языков создает под ногами твердую почву.

Что может принести спокойствие в души людей, а вместе с тем достаток и достойное существование? Прежде всего, политика государства и сами депутаты, которые обязаны выполнять те обещания, которые дают народу перед выборами. Язык людей, их обычаи и традиции не должны быть второсортными. Нельзя жить в демократическом государстве, унижая людей иной национальности.
10.01.2010
 
Категория: политика | Добавил: Admin (28.07.2016) | Автор: Павел Коршенков
Просмотров: 37 | Теги: Павел Коршенков, враг мой, раскол общества, russian languare, valoda, великий язык | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar