Приветствую Вас Гость!
Вторник, 12.12.2017, 07:25
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Друзья сайта

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Вход на сайт

Поиск

Случайное фото


Каталог статей

Главная » Статьи » общество

Силой закона и психиатрии - по старикам и детям пли!
Не секрет, что наше правительство живет в виртуальном мире и заверяет население, что экономика движется в правильном направлении, но народ знает, что давно живет в долг. Каждый гражданин, негражданин и даже самый маленький ребенок имеют перед кредиторами долг в 15 тысяч евро, а вот сам долг составляет 30 миллиардов евро. От этих мыслей у некоторых латвийцев вскоре поедет крыша.

С ума можно сойти и оттого, что во многих семьях нет уверенности в завтрашнем дне, а бывает и оттого, что родительская недвижимость становится предметом судебных разбирательств между детьми и родителями, порой переходящих в разборки с привлечением врачей-психиатров. Спокойны лишь чиновники под защитой созданной правозащитной стены, но совершают такие проколы, которые в народе именуют уже «приколы».

Даугавпилс не исключение, где судейская система настолько тесно сплелась с психиатрией, что в конкретном случае может свести иного престарелого родителя в могилу, а судейская система так и не получит ответа о дееспособности последнего.



Первая видеозапись о судьбе старого человека Ромуальда Мейнерта сделана журналистом в июне 2009 года. А вся история началась с того, что в конце 2008 года жительница Гривы Антонина Мейнерте решила обманным путем доставить своего отца в психоневрологический диспансер. Сначала она повезла отца на свидание с сестрой в пансионат, а уж затем привезла в указанную больницу - у старика внезапно подскочило давление.

Старый человек и не подозревал, что находится в указанном заведении, стал блудить по больнице, задавать ненужные вопросы – это, по мнению заведующей 4-м отделением Н. Куракиной. С ее же слов стало известно, что тогда больному «стали давать и другие лекарства». Этими лекарствами могли быть и психотропные препараты – пусть в этом разбираются специалисты. Почему больного с высоким давлением не отвезли в больницу обычного профиля? Каким образом он получил травму в диспансере, и ему была проведена операция в ЦРБ (Центральная региональная больница)? На эти вопросы нет надлежащих ответов, как не было и служебного расследования в больнице, куда был помещен престарелый человек.

Отца случайно обнаружил в «психушке» сын Генрих Мейнерт, потребовал выписки его после операции и вместе с женой Людмилой более года ухаживает за ним. Отец, после предательства дочери Антонины наотрез отказался возвращаться в родной дом на Гриве, где сейчас живет Антонина, он считает, что она, вместе с родственниками, хочет отобрать у него «маленький красивый дом».

Психическая атака против отца

Видимо, еще раньше у Антонины Мейнерте родился план захвата дома, и она позже подала иск в городской суд о дееспособности отца (дело ведет судья Исаев, интересы Антонины защищает адвокат Дзинтра Николаенко, суд закрытый). По поводу дееспособности отца свой вердикт должны вынести эксперты – врачи-психиатры. К делу подключился и сиротский суд о назначении опеки над стариком. Кстати, решение сиротского суда о двойной опеке был опротестован сыном в высшей инстанции города Резекне, так как согласно статье 120 Гражданского Закона, Антонина находится в конфликтных интересах с отцом и претендует на недвижимость (дом).

В ноябре 2009 года Ромуальду Мейнерту исполнилось 80 лет, но вряд ли он сейчас понимает какой пресс-каток выпустила дочь Антонина против отца, который способен закатать его в асфальт по самую макушку. Что можно сказать о работе экспертов-психиатров?



16 октября 2009 года в доме Мейнертов появился врач Яхимович, а через некоторое время явилась целая комиссия во главе с главным специалистом психоневрологического диспансера Вадимом Кулаковым. Автор этих строк имеет видеозаписи этих процедур. Старый человек как школьник отвечал на все вопросы психиатров, которые не назовешь тестами, ибо главные вопросы посвящались тому, как отец распорядится домом.

Старый прикол зэков, приведенный, господином Кулаковым, тоже не назовешь тестом – так разводят новичка в тюремной камере вопросом: «А что будет тяжелее – килограмм ваты или железа?». Старый Мейнерт купился на этот прием и заявил: «Конечно железа». С таким же успехом можно было применить и другой прикол зэков о дате рождения старика, и если бы он заявил, что родился в 30-м году, то проиграл бы спор, ибо возраст старца составлял бы 1980 лет. Оказалось, что комиссия экспертов так и не сумела составить свой отчет и потребовала от суда новой экспертизы. А вот для этих целей уже понадобилась доставка болезного Ромуальда в психбольницу и в конце январе к нему домой пожаловали стражи порядка, чтобы выполнить решение суда. Они не решились везти больного в больницу.

Ромуальд в это время болел, а до этого дважды падал от головокружения и слабости ночью, когда пытался дойти до туалета, хотя сын и невестка предупреждали его, чтобы он не вставал. Упрямый отец не хотел беспокоить молодых, так как они днем и ночью по его просьбам всегда безропотно ухаживали за ним. Это отец подтвердил и в ролике, который снимал автор этих строк.

Последний раз журналист был в семье Мейнертов 3 февраля, созвонился с председателем сиротского суда госпожой Цауне, взял интервью по телефону с дочерью Антониной и убедился, что судьба старого человека их не волнует. И только упоминание о том, что в ситуации с пожилыми людьми Латвии необходимо вмешательство Международного Красного Креста, подействовало на чиновницу.

5 февраля в семье побывала председатель Сиротского суда Цауне и представитель Департамента социальных дел, чтобы решить вопросы оказания помощи семье. В семье за год кончились все денежные накопления, невестка продала все золотые украшения, в доме кончились дрова. В этот день старшего Мейнерта, по настоянию Сиротского суда, отправили в больницу, где обнаружили, что у него имеются переломы двух ребер, но, даже в этой ситуации, отец не желал ехать в больницу, хотел остаться в семье сына. Сын дважды до этого вызывал неотложную помощь отцу, предчувствуя беду – 30 января и 2 февраля.

За целый год дочь Антонина ни разу не навестила отца, не сделала ни одного телефонного звонка. В альбоме главы семейства нашлась фотография Антонины школьной поры, и отец дал разрешение для использования ее в видеоролике. Из беседы по телефону, Антонина как статист рассказала о том, почему назначена повторная психиатрическая экспертиза, но не сказала, откуда берет деньги на оплату дорогого адвоката. В письме в редакцию, ранее, Антонина писала, что «она одержит победу». Над кем, над старым отцом?

Во всей этой истории нельзя забывать о дочери Генриха и Людмилы – двухлетней Лауры. Какова может быть психика у ребенка, которая слышит стук в окна работников полиции, посещение экспертов, приезд чиновников от Сиротского суда и других непонятных лиц? А ведь именно эти лица призваны защищать интересы старого человека и ребенка.

Почему же городской суд не назначил экспертизу психиатров для Антонины Мейнерте, которая до такого исступления борется с родным отцом? Первопричина всех бед в роду Мейнертов лежит в том, что дочь Антонина решила избавиться от отца, в пользу недвижимости свыше года тому назад. Покаялась ли Антонина? Нет!

Можно строить разные версии, но неоспорима одна – угасание старого человека началось с предательства дочери, применения лекарственных препаратов в психбольнице, полученной там же травме, последующей операции под наркозом – все это на грани 80-летия. Сейчас старый человек, по настоянию Сиротского суда, находится в ЦРБ и ни с кем не разговаривает, вряд ли узнает сына. Не слишком ли все это жестоко по отношению к старику?

Был бы проект, помогли бы студенты

Вполне возможно, что все эти беды могли бы обойти семью Мейнертов или не появляться в других семьях города. Евросоюз давно показал, что он давно решил проблемы семей, организовав добровольных социальных работников из числа студентов или выплачивая им стипендии, которые под руководством социальных служб навещают семьи, особенно эмигрантов, в самых отдаленных районах, доставляя продукты, уделяя особое внимание детям.

Социальная служба работает там по иному принципу, у нас же человек идет на поклон к чиновнику, но ведь не каждый человек желает получить статус малоимущего, так как он для некоторых может стать пожизненным. Не каждый человек пойдет на это унижение и ищет другие пути существования, уходя, порой, в криминальные структуры.

В Даугавпилсе есть медицинский колледж, где студенты уже работают в социальной сфере, а, получая европейские стипендии по 100 латов, могли бы оказывать помощь обездоленным. Жаль, что в Даугавпилсе нет такого проекта, но есть другой проект, как стать помощником дворника или уборщицы. Правительство уверяет нас, что экономика встает с колен, но эти заявления не добавляют рабочих мест и не пополняют кошельки безработных.

Следует отметить, что свою лепту в судьбу обездоленных могла бы внести и Церковь. К примеру, наши эмигранты в Италии отмечают, что во многих храмах можно получить в трудную минуту продукты питания – сыр, конину, хлеб, вино. Не забывают там и о проповедях, где призывают любить ближнего, почитать родителей – все это на многих языках.
Павел Коршенков

От автора: Я выполнил свое обещание перед Сиротским судом и отправил по каналам Интернета всю информацию в Международный Красный Крест. Пусть специалисты международной организации дадут свою оценку событиям в Даугавпилсе. Идентичная информация отправлена на ТВ-5 Андрею Мамыкину на передачу «Без цензуры».
07.02.2010
 
Категория: общество | Добавил: Admin (13.06.2017) | Автор: Павел Коршенков
Просмотров: 15 | Теги: Павел Коршенков, социальная служба, медицинский колледж, ТВ-5, Андрей Мамыкин | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar