Приветствую Вас Гость!
Вторник, 17.10.2017, 16:04
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Друзья сайта

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Вход на сайт

Поиск

Случайное фото


Каталог статей

Главная » Статьи » общество

Хлебная улица
Железнодорожный вокзал - визитная карточка любого города и Даугавпилс в этом плане не может быть исключением. О самом вокзале говорить не приходится – ремонт сделан по высшему разряду.
А вот жители близлежащих улиц, к примеру с улицы Майзес и Стацияс, рассказали, что заброшенные одноэтажные частные дома кишат бомжами. Сами дома и хозяйственные постройки брошены на произвол судьбы.

     


Отыскать хозяев очень трудно. Вольготно здесь чувствуют себя бомжи, которые за короткое время сумели растащить из домов оконные рамы, металлические трубы, доски. Тут же вечерами они устраивают пьяные оргии. Один из домов на улице Майзес сгорел, это дом номер 12, соседи утверждают, что не без помощи бомжей.

Стоит отметить, что послевоенный Даугавпилс был разрушен на 80 процентов. Особо досталось привокзальной площади при бомбардировке как немецкой, так и советской авиаций. Важный железнодорожный узел был всегда под стратегическим прицелом двух сторон. Множество частных домов было построено после Первой мировой войны и многие из них, с той поры, пришли в негодность. Что касается старых домов всех эпох, то владельцы их, понимая бремя налогов на недвижимость, ушли в глухое подполье.

Наш город уже пережил бум денационализированных домов, когда заокеанские хозяева предъявили свои требования к «своей собственности», которая была отремонтирована в советское время за счет государства или предприятий. Жильцы этих домов не сумели приватизировать жилье в этих домах и влачат жалкое существование.

Если взглянуть на местную забегаловку на привокзальной площади, то можно сказать, что она пережила не одно поколение любителей Бахуса.



Рыночная экономика, казалось бы, должна была поставить крест на этом моральном уродце, но совковый павильон жил долго, был даже реанимирован хозяевами, затем сгорел, но стены его стоят поныне. Когда забегаловка работала в советское время, здесь можно было отыскать «райкинские бутерброды» с сыром, которые «загибалаись от старости», а во времена независимости на смену им пришли чипсы, разнокалиберная вяленая рыба, соленые орешки и прочие современные закуски. В зале были даже игровые автоматы.



Обшарпанные стены сомнительного заведения были всегда покрашены в цвет морской волны с проседью, и потому местные завсегдатаи всех времен называли его «Голубой Дунай».

Бомж Леопольд о бренности своего существования

Упаси вас Бог, милые сограждане, учинить прогулку вечером по улице Майзес. На улице Хлебной, в переводе, вас встретят не хлебом и солью, а хорошей дубиной меж глаз, ибо в борьбе за существование для бомжа 20 сантимов целое богатство, чтобы промочить горло на «точке».

Осматривая дома на улице Майзес и других улочках днем, журналисту не раз приходилось натыкаться на почти безжизненные тела обитателей трущоб. Дело было летом. Бомж Леопольд, так он представился, когда его я его разбудил, стал подавать признаки жизни только после окуривания. Почуяв запах ароматного табака, он протянул руку и взял сигарету.

Присев на траве Леопольд представлял собой жалкий вид. Лицо больше походило на маску из засохшей крови, губа была рассечена, изо рта торчала зеленая свежая трава. Он согласился дать интервью в обмен на 20 сантимов, чтобы «поправить здоровье». Получив искомые деньги, Леопольд стал рассказывать о своих бедах, приправляя их крепкими выражениями. Досаду рассказчика можно было понять. Плохие пацаны, потребовали у Леопольда сигарет. А где мог купить сигареты бомж, если «у него в кармане - вошь на аркане». Вот и схлопотал Леопольд по «хохатальнику» по полной программе и лишился зуба, а пацаны пообещали наведаться вечером. Если у Леопольда не будет сигарет, то экзекуция будет продолжена. Пришлось подарить Леопольду пачку сигарет.

Со слов Леопольда он остался один, и в свои 36 лет лишился работы. Пристрастие к выпивке сделало свое подлое дело, и он скатился на дно жизни. Леопольд поселился в старом доме, облюбовал один из старых диванов, на котором и ночует – это зимой. А летом бомжа примет любой куст. Пока я осматривал дом, Леопольд сладко заснул в густой траве. Раны его нисколько не беспокоили, так как по его же словам: «На мне все заживает как на собаке», это выражение имеет вековую основу людей дна – они редко болеют и иммунная система защищает их от всех болячек. Правда, и жизнь бомжа слишком коротка. Видимо потому на городском кладбище растут ряды безродных могилок.

Вспоминается встреча с известным горожанином Борисом Княжицким, который не один год занимался благотворительностью среди этой категории людей. Его горячие обеды помнят все те, кто нуждается в них и поныне. Так вот он высказал свою точку зрения по проблеме «униженных и оскорбленных»: «Как бы нам не пришлось через многие десятилетия открывать мемориал тем, кто пострадал от геноцида рыночной экономики».



А кто нас готовил к этим потрясениям, когда шоковая терапия выбила зубы даже тем, кто имел хоть какие-то сбережения. Стоила ли победа, узкого круга людей, над своими соотечественниками тех жертв, которые были принесены не на алтарь Отечества? И этот вопрос придется решать в полном объеме.

Тот же «узкий круг людей» сейчас шаманит. Премьер-министр Валдис Домбровскис творит заклинания, что Латвия не «потерянная страна», а президент Затлерс отливает из олова «крылья ангела» под умильные взгляды соотечественников. Гадание президента перед Рождеством обещают Латвии счастье. Вывод напрашивается сам по себе: если не взяться за работу по настоящему, то никакие «ангелы» нам не помогут.
12.01.2010
 
Категория: общество | Добавил: Admin (09.12.2016) | Автор: Павел Коршенков
Просмотров: 21 | Теги: голубой Дунай, премьер-министр, рыночная экономика, Павел Коршенков, привокзальная забегаловка, геноцид рынка | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0