Приветствую Вас Гость!
Суббота, 25.11.2017, 02:58
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Друзья сайта

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Вход на сайт

Поиск

Случайное фото


Каталог статей

Главная » Статьи » история

Узник камеры №10
В романе Александра Бушкова «Война с неведомым» собраны рассказы - были разной эпохи, и автор не пытается выдать их за правдивую информацию, но они подчиняются все же определенным законам. Наличие этих закономерностей можно только интуитивно угадывать, подвергнуть их рациональному анализу невозможно, - отмечает и сам автор романа Бушков. В конце романа автор пишет: «Люди, близко знавшие Андропова, не сговариваясь, описывают одно его безобидное пристрастие, не понимая, что они описывают, один старый и эффективный прием из практики финских и саамских колдунов, позволяющий, выражаясь ученым языком, подключаться к информационному полю биосферы. Совпадение? Или в свои молодые годы Юрий Владимирович, в Карелии, кое-чему научился? Кто бы знал?..».

Известно лишь одно, что в фашистской Германии была в разработке программа «Ананербе», где ученые вели исследования в области головного мозга, пытаясь влиять на подсознание человека. Позже такие же разработки велись в КГБ СССР и ЦРУ США. Глава КГБ СССР Андропов не мог не знать о таких разработках. Вот мы и отыскали небольшой ключик, как подключаться к информационному полю биосферы или если вам угодно - к Вселенной.




Морозов сто лет тому назад пошел своим путем без всякой чертовщины с одной лишь книгой, именуемой «Библия» и отыскал свой ключ. Чей путь можно считать более праведным? Вам судить, читатель. Мне остается лишь поделиться с вами тем, что мне удалось узнать благодаря технологии Морозова. Не хочу приписывать себе какие-то чудесные качества после удара молнии или встречей с инопланетянами… Я всего лишь добросовестно применил на деле труды Морозова и мне открылся путь в той же Библии.

Тайны доктора и генерала Гавриила Вильмса

Если бы сохранились дневники доктора Вильмса, то мы многое бы узнали о заключенном из камеры № 10. Почему исчезли дневниковые записи? Причин много – прошедшие Первая мировая война, революция, гражданская война – все это могло уничтожить записи врача, который считал себя «могильщиком», и вынужден был служить в Петропавловской крепости.

В наше время можно выдвигать только версии тех событий и свидетельств, о которых писал доктор Вильмс. Чудесное исцеление Морозова от «чахотки», смертельного туберкулеза сильно озадачили врача. Да, он написал в рапорте, что Морозов обманул медицинскую науку, но как врач он не мог поверить тому, что к чудесному исцелению «государева преступника» руку приложил счастливый случай. И Вильмс решил установить круглосуточное наблюдение за Морозовым. Ему докладывали, что Морозов в камере ведет себя смиренно, ничего не требует, съедает все, что положено арестанту. Было замечено, что Морозов в камере танцует мазурку, пристукивая пяткой по каменному полу, много пишет за столом или неподвижно лежит на кровати.

Однажды доктор неожиданно появился в камере № 10. Заключенный лежал на кровати в некоем оцепенении, и в дневнике Вильмса появилась первая запись: «Заключенный Морозов не подавал признаков жизни, однако тщательное обследование с помощью зеркала показало, что он дышит – зеркало запотело. Пульс больного равнялся не более 8-10 ударам в минуту. Обычный нашатырь не помогал и больной не приходил в сознание. Я распорядился принести горячую воду и простыни, и мы, вместе с солдатами, стали «отогревать» больного. Через один час больной стал возвращаться к жизни. Пульс стал ровнее и уже равнялся 60 ударам, больной стал дышать ровнее и чаще. После «возвращения» Морозова на грешную землю я не заметил за ним того упадка сил, который обычно бывает после подобных приступов. Он выглядел отдохнувшим человеком, побывавшим в длительном путешествии. Поражал его цвет лица, который как бы полоскали все ветры континентов, и выразительные глаза на худом лице - одухотворенные какой-то мыслью, понятной только ему. Я увеличил порцию лекарства больному, но он воспринял это равнодушно. Я заметил, что мои размышления о здоровье заключенного и неожиданном припадке, высказанные мной ему, в камере, его ничуть не смутили и не обеспокоили. Я решил раскрыть феномен Морозова, но для этого нужно было постоянное наблюдение, и я оставил в силе свой приказ охране».

Запись вторая: «Мне пришлось прочитать массу справочной литературы по случаю странной болезни Морозова, его чудесном исцеления от смертельного недуга. Описания одного из светил медицины о йогах почти совпадал со случаем Морозова – такие фокусы проделывались в цирке, когда человека помещали в ящик и живьем на сутки закапывали в землю. Через сутки ящик извлекали из земли, и йог благополучно выбирался на свободу. Медик, наблюдавший за рискованным экспериментом с начала и до конца, отмечал вначале еле заметный пульс и заторможенное дыхание у добровольного смертника, но спустя час, после вынужденного заключения, он уже появлялся на публике в городе. Какое отношение имела йога к Морозову?

Мне помог случай, когда Морозов сам заговорил о лишней опеке охраны и попросил не мучить людей излишним бдением. Он согласился ответить на мучившие меня вопросы, заметив лишь одно: «Вам никто не поверит в ваших рапортах, если вы осмелитесь написать о моем состоянии, ибо или меня, или Вас, милый доктор, упекут в сумасшедший дом. Меньше всего мне хотелось бы провести долгие годы в «желтом доме», а вам-то доктор, зачем рисковать репутацией?». Я согласился выслушать Морозова, и был поражен тем, что беседую с очень образованным человеком, обладающим широкими познаниями в современной науке и даже опережающей ее.

Как бы забавляясь, Морозов начал беседу на латыни, понятной каждому медику, затем перешел на французский, немецкий, которыми я владел безупречно. Когда я задал вопрос: «Откуда такие широкие познания?», - Морозов лишь молча показал на Библию.

Морозов продолжал: - Я ничем не рискую, доктор, посвящая вас в свои эксперименты, и вы не сможете мне ничем помешать в дальнейшем продолжать мое дело, оно стало смыслом моей жизни. Я выйду из тюрьмы, отсидев свой срок, но это будет другой Морозов. Мне предстоит еще длинный жизненный путь и на этом пути ожидает куча научной работы - я не смогу отказаться от этой работы и прервать ее может только смерть, но она придет не так скоро. У меня есть одна просьба, доктор. Не могли бы вы свои «эксперименты» по оживлению моей персоны отложить, ведь я сам возвращаюсь после своих «путешествий», а вы, бывает, прерываете меня на самом интересном месте. Мое тело остается в камере, оно никуда деться не может, значит, ваша совесть чиста… Более того, я готов вам помочь (чем мог мне помочь заключенный, которому еще сидеть в тюрьме лет двадцать - я это воспринял как шутку, но слушал Морозова с интересом).

Да, я вам предлагаю помощь, и мне очень жаль, что я не могу помочь всем тем, кто сейчас умирает от чахотки. Я знаю, доктор, что у близкого вам человека умирает дочь, и я готов дать вам лекарство от этой болезни. Не сомневайтесь, я не прошу от вас устроить мне побег – это невозможно, да вы и не сумеете это сделать. Не мешайте только мне «путешествовать» и снимите с камеры излишнее наблюдение. Морозов протянул мне небольшой пакетик с кристаллами неизвестного лекарства. - Доктор, это лекарство получено на основе той плесени, которая так обильно покрывает стены равелина. Человечество через многие годы узнает чудесную тайну плесени. Откуда Морозов узнал о болезни моей племянницы Элеоноры?

Я хотел отказаться от услуг Морозова, но тот как бы, предусматривая мой отказ, произнес: - Вы ничем не рискуете, доктор, но подумайте о близком вам человеке. Да, пойдут лишние разговоры о «чудесном исцелении» - считайте это так, но зачем же вы губите молодую жизнь?.. С тяжелым чувством я покидал камеру № 10, где оставался не то преступник, не то новый праведник. В рапорте о состоянии Морозова я не мог написать ничего предосудительного о заключенном и решил снять излишнее наблюдение за камерой. Полученное «лекарство» от Морозова, по его же рекомендации, я разделил его на 10 порций и через день стал давать Элеоноре. Через двадцать дней с ней произошли разительные перемены.

Мой брат заказал благодарственный молебен в соборе и все сочли этот случай как чудесное исцеление. Кстати, накануне в собор привозили чудотворную икону, что облегчало мою задачу. Брата я просил придерживаться этой же версии, а ведь не было ли это настоящим чудом, если «государев преступник» стал настоящим праведником, а не злодеем? Я вспомнил, что несколько лет тому назад сам разрешил передачу старой Библии в камеру № 10, в качестве милосердия, не надеясь даже на то, что заключенный знаком с французским. Неужели долг платежом красен? Нет, все в этом мире не случайно. Я не мог оказать Морозову знаков внимания, ведь Элеонора полностью выздоровела и уехала отдыхать на Капри, хотя Морозов предлагал испытать ей климат тундры – уж точно чахотка не вернется. Впрочем, Морозов ни в чем нуждался и я не мешал ему «путешествовать».

Мысленно я думал о том, что только на смертном одре, на исповеди, скажу правду о своем «служебном преступлении», но тешил себя мыслью, что самого преступления и не было. Этим можно и закончить размышления доктора Вильмса, который скрыл тайну заключенного из камеры № 10.

В следующей статье «Клан «иглокожих, творящих мерзости» я хотел бы рассказать о судьбе не одной семьи из Даугавпилса. Проведя подробный анализ одного журналистского расследования, и применив метод Николая Морозова, я могу сказать с полной уверенностью, что журналист, сам не подозревая, столкнулся с опасными силами, людьми, о которых в Библии сказано, что со дня явления Христа народу, именно они поклонялись не Богу, а солнцу или другим божествам – идолам, поворачиваясь к храмам спиной. Эти кланы рассеяны по лицу всей земли. Об этом прямо говорится в Библии.

С философской точки зрения в мире присутствует Добро и Зло, которые уравновешивают зыбкий мир на земле. Вспомните рассказ Василия Шукшина «Верую» и вы поймете насколько был прав автор и насколько глубоки наши отношения в этом мире. «Иглокожие» же особые особи, способные уничтожать не только неугодных, но даже своих собратьев по клану. Я попытаюсь в следующей статье рассказать об одном из кланов, который, сохраняет свои черные традиции до сих пор. Это тоже субъекты «Войны с неведомым», а жертвами их являются обычные люди.
21.04.2010
 
Категория: история | Добавил: Admin (04.09.2016) | Автор: Павел Коршенков
Просмотров: 87 | Теги: Юрий Андропов, НКВД: война с неведомым, Павел Коршенков, добро и зло, Николай Морозов, палата №10, Александр Бушков | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar