Приветствую Вас Гость!
Вторник, 12.12.2017, 07:29
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Друзья сайта

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Вход на сайт

Поиск

Случайное фото


Каталог статей

Главная » Статьи » история

Тайны «факира» и народовольца Николая Морозова

В 1911 году в Двинск (Даугавпилс) прибыл необычный узник. Ему был смешон комедийный срок в один год в Динабургской крепости за издательскую деятельность, ведь он до того отсидел более четверти века в Алексеевском равелине Петропавловской крепости, а также в крепости Шлиссельбурга. К суду должен был привлекаться известный издатель, но Николай Морозов всю вину взял на себя. И когда на суде присяжные спросили Морозова, как он выдержал то длительное заключение, то услышали от него следующее: «А я не в крепости сидел, ­- сказал, засмеявшись, он весело, ­- я сидел во Вселенной». Обратите внимание читатель на эту фразу, ибо она имеет прямое отношение к многим тайнам ученого, которые он не смел высказать открыто – его признали бы душевнобольным человеком, а ему было что сказать человечеству, но было ли готово к этому само человечество?

И невдомек было судьям, присяжным и зрителям, что перед ними был человек, который в своих научных трудах, которые написал за четверть века в тюрьме, опередил время. В камере №10 Алексеевского равелина появился совершенно другой человек, не заключенный, иной Морозов – ученый, Морозов – энциклопедически образованный и по-возрожденчески разносторонний мыслитель. Морозов – химик, физик, астроном, математик и историк. Морозов, овладевший 11 языками. Морозов, вносящий необыкновенные провидческие идеи во все области, которыми занимался.

Гавриил Иванович Вильмс, доктор медицины, генерал, действительный статский советник, врач Петропавловской крепости знал, что в подопечном ему Алексеевском равелине шли стремительно к концу десять совсем молодых жизней из партии «Народная воля». Смерть в условиях равелина была неизбежным и скорым гостем в камерах, где ужу четверть века, если не больше, не топили и никто не жил, сырость была такая, что стены по пояс человеку поросли неистребимой плесенью. Пол же за ночь покрывался от сырости сплошным серебристым налетом, какой – то другой гадости, которую как кору, приходилось соскабливать. Вильмс, играя в карты с близкими друзьями, когда его спросили какого – то совета по медицине, с досадой сказал: «Какой я врач, я самый настоящий могильщик. Я в Петропавловской крепости служу…». О народовольце Николае Морозове он сказал в узком кругу, хотя эта информации была секретной: «Сегодня как раз писал на него рапорт. Умрет он дня через два. Самое большое - через три. Цинга, сударь, она, там, в стенах живет. Вместе с мокрицами, знаете ли…».

В тот же день, когда приходил врач, Морозову увеличили порцию лекарства – когда же это было – позавчера или уже двое суток прошло, неразличимо слившись. И не было отчаяния, жажды жить, силы сопротивляться, он чуть повернул голову, взгляд его упал на только что выданную Библию. Ему достался экземпляр на французском языке, старинное издание с чьими – то пометками ногтем – скорее всего ее читали декабристы. В голове возникла первая связная мысль за последние месяцы. Стало очень приятно и радостно. Как в молодости: просыпаться и ждать радости, уверенным, что она придет. Странно, что и боли в ногах нет. Это оттого, что внимание на мгновение отвлеклось. Может быть так приходит смерть? Взлет перед последним падением? А дальше что? В голову пришла совсем ясная мысль: ведь он отныне свободен. То есть не физически свободен, а свободен заниматься наукой. Теперь он свой долг перед народовольцами выполнил честно. Он сейчас свободен от него…

Спустя два месяца в дождливый сентябрьский день, выйдя из равелина после очередного осмотра подопечных и составляя очередной рапорт, доктор Вильмс не без одобрения (зла он никому не желал) вывел своей старческой, но твердой рукой слова искреннего удивления и непонимания: «Морозов обманул медицинскую науку и меня и остался жив. Здоровье его удовлетворительное». Спустя почти двадцать пять лет с таким же изумлением скажет некий частнопрактикующий в Петербурге доктор Браун, худому как индусский факир, пациенту: «У вас огромный рубец вдоль всего правого легкого - просто-таки от плеча до поясницы. Непостижимо, как у вас зарубцевался и погас такой безусловно смертельный туберкулез?». Он выписал Морозову рецепт, но тот его порвал на улице.

Великий маг и волшебник Лонго, наш современник, говорил: «Важно пробудить в человеке чувство веры в себя и внутренние возможности, и тогда человеческий организм сам выработает такие лекарства, которые невозможно получить ни в одной современной научно-исследовательской лаборатории мира. Пока же человечество этому не научилось и не готово к этому. Есть лишь одиночные случаи, когда целители лечат болезни, которые считаются неизлечимыми. Включается ли здесь механизм «осознанной веры»? Обязательно!». И десятилетия спустя, до сих пор появляются статьи со словами удивления и восхищения в адрес «мятежника Морозова» как о человеке необычного склада ума и провидца. Оторванный от живого общения с коллегами, без эксперимента, разумом одним, изощренным - тут уместно это единственное слово - до гениального накала мысли он опережал современную ему науку, по меньшей мере, лет на двадцать.

Фантастическими были его удачи. Он открыл, например, инертные газы, предсказал существование планеты Нептун. И воздавая должное провидящему гению неизвестному никому заключенному, написал впоследствии сам академик Курчатов: «Современная физика ядра идеи Морозова полностью себя подтвердила». Начало было положено давно - в том еще, вероятно, сентябре, когда он решил, что и единственной книги Библии достаточно, чтобы скрыться в ее мире.



Он остановился тогда, пораженный, на самой странной, пожалуй, книге Библии – на откровении Иоанна, на Апокалипсисе. Знаток звездного неба, он явно и неоспоримо обнаружил вдруг, что странные и темные пророчества этой книги – не что иное, как символы различных созвездий. Так появилась, после его выхода на свободу – удивительная и необычная книга - «Откровение в грозе и буре», доказывая, что написан был Апокалипсис не в первом веке нашей эры, а на 400 лет позже.

Из-под его пера появилось грандиозное десятитомное исследование «Христос», названное им в подзаголовке «Историей человеческой культуры в естественно - научном освещении». Начало ее было положено там же - в промозглом Алексеевском равелине. Писал он ее весь остаток жизни. Прошло почти сто лет и то, о чем умалчивал Морозов, выплыло наружу в Большом зале Академии Наук России (РАН) и нашло место в новостях 16 декабря 2009 года «РТР-Планета», где ученые заговорили о существовании души человека, исследуя человеческий мозг. Дикторы телевидения сформулировали это так: «Душа - это понятие абсолютное, научное, а поток сознания не метафора. Изучение свойств мозга человека стало главной темой общего собрания РАН.

Ученые, сегодня, могут не только измерять силу мысли, но и читать их, а также видеть мозг насквозь и расшифровывать механизм памяти». Правда, сами ученые считают, что получить полную информацию о головном мозге удастся получить через… 32 миллиона лет. Академик РАН Михаил Островский, президент физиологического общества в интервью сказал следующее: «Единственное, что можно сказать о сознании, поскольку это психологическая категория, что это поток, что это процесс. И поэтому поток сознания превратился из метафоры в естественное научное определение».

Ученые отмечают, что работы мозга обеспечивают миллиарды и миллиарды нервных связей, их даже больше, чем звезд в Космосе. Поэтому нельзя зарекаться, - говорят ученые, - гипноз, передвижение предметов силой взгляда (телепортация), ясновидение - все это, зачастую, кажется вымыслом. Но кто знает, что на самом деле может мозг? Ведь люди пытаются разгадать тайну мозга, с его же помощью, и это почти то же, что разгадать Вселенную. Казалось бы, что компьютер может быстрее человека решать задачи (искусственный интеллект), но мыслить и принимать решения как человек, в самых непредсказуемых ситуациях, он вряд ли сумеет. И даже, если такой Киборг будет создан, он будет создан человеческим мозгом. Вспомним фразу академика Михаила Островского о сознании человека - «это поток, это процесс».

А сейчас задумаемся о том, как Морозов «подключался» к этому процессу, к этому потоку сознания человечества во Вселенной сто лет тому назад, и где, как ни в Библии он отыскал ключ к этим процессам? Об этом и других тайных технологиях Николая Морозова я предлагаю вам поразмышлять во второй части статьи с расшифровкой аналитических исследований на местном материале, а также заглянуть в тайные дневниковые записи доктора Вильмса, о которых ничего не было известно, пока к этому не подключалась технология самого Морозова.
06.04.2010
 
Категория: история | Добавил: Admin (13.06.2017) | Автор: Павел Коршенков
Просмотров: 15 | Теги: Русский город, cила разума, Пророк, предсказание будущего, ТАЙНЫ МОЗГА, Динабургская крепость, Николай Морозов | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar