Приветствую Вас Гость!
Вторник, 17.10.2017, 16:05
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Друзья сайта

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Вход на сайт

Поиск

Случайное фото


Каталог статей

Главная » Статьи » история

Русская банька
За использование советской символики

Дом Макара Ивановича на Гриве построен давно, но добротно - везде чувствуется хозяйская рука. Рубленая баня - особая гордость хозяина. Я был приглашен на толоку по уборке картошки - поработали знатно, и хозяин пригласил мужичков попариться в баньке. А хозяюшка, в то время, отправилась в дом готовить стол для толочан.

В свои 80 лет Макар Иванович парился знатно - хлестал себя банным веником, изредка плескал на камни разбавленным пивом, и тогда в парной поднимался хлебный дух. Веники были на все вкусы - можжевеловые, дубовые, березовые и смешанные. Лежа на полке в сладкой истоме, я чувствовал, как хозяин парил меня, а я уж баньку любил во всех ее проявлениях. Когда хозяин вдоволь потешил душеньку при моей "экзекуции" по всем филейным частям, то подбросил такого парку, что меня враз смело с полки. Через распахнутую дверь я бросился в небольшой холодный бассейн, за мной кинулись мужички и сам хозяин.

Впечатление в бассейне было такое, что от горячего тела по воде пошли пузыри пара, а сама кожа как бы взорвалась как брызги шампанского. Мой приятель, выходя из бассейна, заметил: "Ничего этого Макара не берет - ни сталинские лагеря, ни "хрущевская оттепель", ни времена застоя. Был сам себе голова и на поводу ни у кого не ходил".

Макар Иванович сидел в предбаннике, завернутый в простыню и поглощал шипучий квас домашнего приготовления. На широкой груди с левой стороны я приметил профиль Сталина, а с правой стороны женский портрет. Заметив взгляд, Макар Иванович только по-молодецки мне подмигнул и сказал: - Как у того поэта: "А на левой груди профиль Сталина, а на правой Маринка в анфас".

- А ты Макар расскажи, мужичкам, как жили в те времена, ведь тогда за пустяк можно было угодить в сталинские лагеря, - попросил его сосед, - Я эту историю слышал, а вот другим не доводилось...

Макар Иванович хлебнул кваску, закурил сигарету и без ложного пафоса начал рассказ.
Молодой был, после войны 18 лет исполнилось. Должен был в армию призываться, а вместо этого погнали Макара туда, куда телят не гоняли. Хотя вру, везли нас как раз в телячьих вагонах, в которых скот перевозили.

Было это в 1947 году. А попал я в немилость советской власти только потому, что смастерил знатную зажигалку, а на бок припаял пятак с изображением герба СССР, да еще отполировал до блеску. Вот тут меня на Гриве начальник городской милиции и прихватил - я ему от зажигалки дал прикурить, ну и он в долгу не остался. Грива, тогда городом была, вот меня и посадили в Гривскую каталажку, и пришили статью: "За использование советской символики, порочащей советскую власть".

Может быть, и обошлось бы, но в ту пору накатали на меня "карандашники" письмо, что я большой любитель антисоветских анекдотов. Тут уж за меня взялись всерьез. Для непосвященных скажу, что "карандашниками" звали тех, кто химическими карандашами писали "кому надо" о врагах советской власти. Знал я, что письмо написал мой сосед - межи мы не поделили на огородах. Он меня предупреждал: "Смотри, Макар, можешь там оказаться, где и телят не будет". Получил я "вражескую статью" и 10 лет без права переписки.

Привезли нас в тайгу, дали пилы и топоры. Стали мы обживаться на новом месте. К зиме нужно было построить хоть землянки. Наша группа из 8 человек успела и землянку соорудить и печь сложить. Были у нас и "стрекозы", которые построили шалаши. Зима выдалась суровой, и к весне из 2000 зеков, в живых остались только 200. Наших "подснежников" - это тех, кто замерз в шалашах, в холодных землянках и от цинги, похоронили весной в общей могиле. Вот с тех пор у меня особая любовь к срубам и баням. Вспомнил я как отец и дед учили меня плотницкому делу.

В Сибири леса не жалели. В моей баньке любил париться сам начальник лагеря с латышской фамилией. Послаблений мне не было, но и веники я научился вязать в Сибири, а уж гражданина начальника вместе с паханом парил знатно. После смерти Сталина наступила "хрущевская оттепель". К тому времени отсидел я 6 лет и был отпущен на родину. Портрет Сталина ношу с тех пор. Было поверие у зеков, что с портретом вождя не расстреляют, хотя многих это не спасло. Вот в песне правильно поют: "Ближе к сердцу кололи профили, Чтоб Он слушал, как рвутся сердца...". Вождь народов, видимо, ничего не слышал и не видел. Для него миллионы народа были грязью.


Черные мысли лечу березовым веником




Из баньки мы перебрались к столику рядом с домом, под полиэтиленовый тент на случай дождя. На столе нас ждала румяная картошка на масле и сметане, малосоленые огурчики и свежие помидоры, а в пузатых графинчиках плескалась знаменитая медовуха. Были и грибочки, и различные холодные закуски. После выпитого, я побеседовал с хозяином, а слушателями были и хозяйка и соседи.

 - Макар Иванович, в свои 78 лет вы выглядите слишком молодо. Неужели повлияла закалка сталинских лагерей?

- Думаю, что человека убивают мысли по прошлому. Кого-то они окончательно сломали сразу после выхода из лагерей, а я решил лечить себя баней. Высоцкий прав, когда писал: "Выпарим этот смрад из души!". Как мы жили - это известно всем, а вот какие мысли точат нас тех времен? Этого многим не понять. Не Сталин клеймил меня, а Система. Она же, позже, признала, что я зря клеймен. Но негласно, на многие годы, та статья держала меня в крепких объятиях - это при трудоустройстве или в заполнении анкет. Поэтому я никогда не стремился пролезть в руководители, а отдал себя строительству.

Дедовский дом реставрировал с элементами европейских материалов, а вот рамы окон сделал все же деревянными. Баньку соорудил с бассейном и комнатой отдыха. Хоть моя Глафира и ругается, а суббота для меня - святой день. "Баня, и никаких гвоздей!".

Может быть, созвучны мои мысли со строчками поэта: "Вот знобит от рассказа дотошного, Пар мне мысли прогнал от ума, И с тумана холодного прошлого, Окунаюсь в горячий туман". Может быть, поэтому над этой банькой я трудился, не покладая сил. Помогал мне и сын, хотя живет в Риге и занимается бизнесом, но и он знатно помахал топором - промашки не дал. Нельзя все время жить мыслями о прошлом.

Система поломала миллионы человеческих судеб и не только латышей, но и всех жителей Латвии разных национальностей. И не надо говорить о том, что кому-то досталось больше, а кого-то пожалели. Никого не жалели, ломали всех подряд. Все мы были в одной упряжке.

- Макар Иванович, старики жалуются на маленькие пенсии, мысли плетутся вокруг того, как прожить завтрашний день?

- Может быть, я скажу избитую истину, но так оно и есть: "Каждый человек кузнец своего счастья". Вот почему у одного человека есть дом, баня, огород, а второй бомжует по подъездам? Судьба ли, или сам того хотел? Пристрастие к выпивке никогда к добру не приводила, а прежних "пастырей" уж нет, и коллектив уже не воспитывает, и на поруки не берет. Человек сам себе хозяин и свою жизнь должен строить основательно. А вот то, что к власти приходят нечестные люди, то кто в этом виноват? Ведь и этих депутатов избрал народ, а раз так, то и не ждите лучшей доли. Думать надо на выборах, а не играть в пасьянс из бюллетеней.

А у меня, когда приходят черные мысли, то я их лечу как в песне: "Их лечу я березовым веником, По наследию мрачных времен". Сильнодействующее лекарство - до прояснения в мозгу. Вот такой он Макар Иванович в своих суждениях, и возразить ему трудно.
24.02.2010
 
Категория: история | Добавил: Admin (26.02.2017) | Автор: Павел Коршенков
Просмотров: 21 | Теги: Даугавпилс, Павел Коршенков, Сибирские морозы, русская баня, ГУЛАГ, Макар Иванович, город на берегу | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar